Правила минус (киносценарий)

 Адвокат целовал ей плечи.
-          Кому не спится в такую рань?
 Рената молча, и  неопределенно куда-то смотре­ла.
Он целовал ей плечи, шею, лицо.
-  Знаешь, я никогда не могла вспомнить, ког­да я стала женщиной. Это что-то очень загадочное и непонятное. Как-то в восьмом классе у нас была медкомиссия и там, вдруг выяснилось, что среди девочек класса я единственная оказалась не девоч­кой. Узнав об этом, мой  папа строгий и правильный полковник хотел про­гнать меня из дому. А я ничего не могла объяс­нить. Это до сих пор остается для меня загадкой. Иногда мне снится страшный сон. Меня насилует какой-то мужчина в белом халате. Я никогда не могу рассмотреть его лицо. Мне кажется, я где-то уже видела его. Но где? Когда? Этого я вспомнить не могу.
Адвокат продолжал целовать ее тело, а по щеке у нее скатывалась слеза.
 
Была уже поздняя осень, когда по утрам деревья и крыши оставленных на тротуарах автомобилей по­крывались изморозью. Рената ехала своим обыч­ным маршрутом, и вдруг на одном из перекрест­ков заметила знакомую угловатую девчонку с боль­шими темными глазами. Она притормозила у тро­туара и открыла дверь.
- Аня! Это ты?!
Девочка стояла на переходе у светофора, держа в руках школьный портфель, и смотрела исподло­бья. Рената вышла из машины. Позади скопились автомобили. Сигналя и ругаясь, водители объезжа­ли красный БМВ.
Они стояли друг против друга.
-   Хочешь,   я  подвезу тебя  в   школу? -  спросила Рената. Девочка молчала и угрюмо смотрела себе под ноги.
- Ты не должна плохо думать обо мне. Мы мог­ли бы встретиться и поговорить. Мы могли бы по­говорить о твоем папе.
Девочка резко подняла голову и сердито посмот­рела на Ренату.
- Папа не убивал! - выпалила она и побежала прочь.
 
Зима пришла незаметно, но основательно, сразу же заставив забыть о последних теплых осенних днях. Почти каждый день шел снег.
Рената сидела в своем кабинете, закутавшись в теплый шарф, и смотрела в окно. Зазвонил теле­фон. Она сняла трубку. Звонил дежурный.
- Здесь к вам пришли.
- Ну, пропусти…
- Я пропускаю, а она не идет.
- Кто она? Говори толком.
 - Не знаю. Девчонка.
Рената задумалась.
- Я спущусь, пусть подождет.
Она сбежала с лестницы.
В холле, возле пропускника, где сидел дежур­ный, стояла Аня.
 
 

Рената остановилась. В больших темных глазах девочки уже не было той неподдельной детской сердитости и негодования. Она как бы повзрослела за это время, из фигуры исчезла угловатость, и Рената почувствовала, что она очень рада этому и тому, что девочка пришла к ней. Ей захотелось сде­лать для нее что-то доброе, весомое. Ей захотелось, во что бы то ни стало, сделать так, чтобы никогда в жизни этой девочке не было больше тоскливо и не­приветливо. Чтобы жизнь ее была светлой и удиви­тельной, и чтобы такой же светлой и удивительной была ее дорога. 

 

        Хочешь…  Давай сходим в кино… Хочешь? – волнуясь спросила Лора.
 

Аня кивнула.  

 

 
Фасад старого кинотеатра. Пролетает первый редкий снег.
Знакомый зал с двумя экранами. Рената и Аня. Здесь же герои из предыдущих историй. Все на своих местах. Молодой человек, девушка, спящая мама, Оля с Лялей, Иван, Лиза с Колей, в глубине зала в его сгустившихся сумерках еле заметен грустный взгляд Кабова. На экране - черно-белое кино. Это старый смешной западный вестерн.  Блестят в сумерках зала глаза, у всех веселые лица. Звучит песня, которую пели на берегу Лиза и Коля. Постепенно их голоса сменяются высоким профессиональным женским сопрано.  На экране кинотеатра сплывают титры.