Правила минус (киносценарий)

 

   На экране.
   Два оборванца, молодой человек и тот, что похож на Эйнштейна продолжают наблюдать за ритмично качающимся задом Нобеля. Молодой человек смотрит на Эйнштейна, на его лице напряжение, он нервно снимает брюки и накрывает своим телом качающийся зад. Уже втроем они продолжают заниматься этим.
 

 

 

   Эйнштейн некоторое время прогуливается неподалеку, кидая на них косые взгляды. Затем ложится набок.
Мать:  Его теория изжила себя, и это показательно, хотя никто не хочет признаться в этом. Ученый мир чепорен и догматичен, нужны новые веяния, мир не стоит на месте… Да… Но скорей, это процесс деградации… Эволюция пошла вспять… Тебе не кажется?
 

 

 

  Мать задумывается. Сын смотрит на экран. На экране та же опушка. На земле лежит старик Эйнштейн. Он лежит на боку, смотрит на тех троих и мастурбирует.
Мать:  Каждый человек должен знать свое место. Но, нравственность… Нет, это сугубо индивидуальная вещь, вот здесь-то его теория и хромает. Это однозначно…
 

 

 

  Сын ест кукурузные хлопья из пакета. Его взгляд неотрывен от экрана.
Мать:   Скажи мне… Вот, ты, не помнишь своего отца. Но это не мешает тебе унаследовать его характер, повадки, интеллект наконец. Он был умным человеком, не смотря на свою болезнь и  смерть. То, что он повесился в общественном месте в день благоговения ни коим образом не умоляет его интеллигентности. Надеюсь, мой мальчик, ты будешь достоен его памяти.
-          Мама, прошу тебя, не напоминай мне об этом подлеце. Я не хочу о нем больше слышать…
 
 Мать неодобрительно смотрит на сына.
-          Скажи мне честно. У тебя есть девушка? Я как мать, должна следить за твоим гормональным развитием, у тебя на лбу появились прыщи, мать не обманишь, половое созревание в твоем возрасте естественно…
-          У меня нет девушки. Я хочу смотреть фильм.
Продолжает есть хлопья.
Мать задумывается. Какое-то время смотрит на экран. Мать задумчива.
-          И все же… - Говорит она. - И все же…
   Через два ряда, за спиной матери – лицо девушки, освещенное отраженным светом экрана. Оно вдохновенно следит за происходящим на опушке леса.  Лицо невинно и вместе с тем увлечено событиями в шведском лесу. Н экране крупный план - руки Эйнштейна застегивающие штаны. Девушка смущенно опускает глаза, так, что ее взгляд попадает на противоположный ряд, где зрители лицом к ней. Там, за спиной мамы, сидит молодой человек с пакетом кукурузных хлопьев. У него задрат подбородок, глаза вонзились в экран. Девушка продолжает смотреть на его лицо, глаза ее излучают свет. Молодой человек не замечает ее, и по-прежнему жует хлопья.
Мать:  Ты что, голоден? Ты так много ешь в последнее время… Тебе не хватает гормонов… Это все среда… Железы теряют свои функции, экология угробит нас всех… Как жить? Как жить?
-          Мама, смотри фильм, прошу тебя.
  На них снова оглядываются соседи. Девушка не сводит глаз с молодого человека.
-          Нет, это не выносимо… - снова говорит мать.
-          Что? Ну что тебя так волнует? – Опускает глаза молодой человек.
-          Почему никто не хочет понять этого? Все ведут себя, словно ничего не происходит.
  Молодой человек вдруг замечает лицо девушки. Их взгляды встречаются. Между ними голова мамы. Они смотрят друг на друга, в темном зале, освещены только их лица.
-          Ведь должно это все когда-нибудь кончится… - Слышен голос матери. - Все ушли в спорт, страна сплошной базар, в толпе не встретишь ни одного благородного лица, вокруг ворье, жлобье, грязь и блядство…
-          Да замолчите, вы , наконец! – Шепчет кто-то в темноте.
 

 

 

  Снова освещенные лица молодых людей. Девушка облизывает пересохшие губы. Молодой человек не отрывает от нее глаз.